Популярная советская песня

Регистрация | Забытый пароль | Участники форума [832] | Справка |

» Добро пожаловать, Гость: Войти

     ФОРУМ
     Эстрада 70-80х
         Ты помнишь, как всё начиналось?


    Несколько страниц [ 1 2 3 4 5 # ]
Модераторы: Natasha
  Для печати Переход к теме
<< Назад Вперед >>
Mikhail 1 дек. 2003 13:51
E-mail WWW
Ведь расцвет пришелся как раз на правление Брежнева
Для расцвета вначале нужна отепель, не правда ли?

Natasha 1 дек. 2003 14:11
E-mail
Для расцвета вначале нужна отепель

Ну раз уж мы здесь заговорили биологическими терминами, то ты прав. Мне непонятно другое: почему имя Брежнева связывают только с застоем? Ведь расцвет на эстраде в его правление длился 8 лет! А это 2 президентских срока в США! Совсем немало.

Mikhail 1 дек. 2003 14:24
E-mail WWW
Совсем немало.
Рацвет эстрады 60х заметила только узкая, бесконечно далекая от советского народа прослойка населения. Преимущественно прослойку эту составили необразованые, очень далекие люди, которые слушали радио, смотрели совковое  телевидение, ходили на концерты, и тратили свои жалкие копейки на попсовые мелодиевские пластинки.  На счастье, памяти и желания высказаться у этих  лохов оказалась куда меньше  чем у прогрессивной  советской интеллигенции 60х -70х.

(Сообщение отредактировал Mikhail 1 дек. 2003 14:35)

Natasha 1 дек. 2003 14:36
E-mail
память у этих лохов оказалась куда хуже чем у прогрессивной советской интеллигенции 60х -70х.

Все вышенаписанное очень умно, но я ничего не поняла.

Mikhail 1 дек. 2003 14:38
E-mail WWW А я акуратно написал, чтобы никого из здесь собравшихся не обидеть :)

Natasha 1 дек. 2003 14:45
E-mail
А я акуратно написал, чтобы никого из здесь собравшихся не обидеть :)

А я вообще ничего не поняла. Набор слов какой-то.

Mikhail 1 дек. 2003 14:51
E-mail WWW Коротко - Сегодня свое мнение о эпохе застоя высказывают только те, у кого об этом спрашивают - а это видные общественные и политические деятели постосоветских времен. Мнение остальных людей никого не интересует, поэтому их никто и не спрашивает.

Leonid 1 дек. 2003 19:11
E-mail Господа, а кто может сказать, кто из участников ВИА (наиболее знаменитых) эммигрировал в Израиль. Хочу попытаться найти. И еще, где то в начале 70-х была у меня в довольно плохом качестве песенка "Наташка" (Хотят меня с ума свести, Наташку держат взаперти). По моему исполняет В. Малежик. А кто автор? Вчера поставил бобинку ( с собой в Израиль "тащил" около 100 бобин, хотя уже тогда у меня были и CD. Да еще с катушечником "Akai" 747, вот была же у меня проблема с таможнями. Все не верили, что на бобинах только музыка почти 30-й давности) с этой песней, но что то совсем "слабо" звучит. Можно ли найти в сети эту песню?

Mikhail 1 дек. 2003 20:23
E-mail WWW
И еще, где то в начале 70-х была у меня в довольно плохом качестве песенка "Наташка" (Хотят меня с ума свести, Наташку держат взаперти).  По моему исполняет В. Малежик. А кто автор?
Малежик и автор. Песня повторно исполнена Малежиком и записана на виниле в конце 80х, в конце 90х этот вариант издан на CD.
вот была же у меня проблема с таможнями.
Это здорово, но сейчас, готовьтесь, что у вас будут проблемы с интернетом - предложениями обмена и просьбами выслать песню народ замучает
"Наташка" в раннем исполнении всем нужна, пусть она и "слабо звучит" на ваш слух :-)

Список некоторых авторитетных песенных архивов можно найти здесь http://popsa.info/links.html#I9
А песни Малежика в сети можно поискать в поисковике Владимира Грааса, он единственный дает ссылки только на реально существующие mp3
http://1grass.com/links/r133.html

(Сообщение отредактировал Mikhail 1 дек. 2003 20:29)

Mikhail 16 марта 2004 13:12
E-mail WWW Размышления Алексея Дидурова о направлениях и истоках рок-музыки
из книги "Солдаты русского рока"
Прекрасно зная о том какую музыку и кто и как играл автор отсчет самобытного русского рока ведет лишь с конца 70х. Некоторые оценки и предположения автора я не разделяю, не разделяю и восторгов по поводу русской рок-поэзии, но книгу Дидурова считаю честностой по отношению к тому времени и тем людям.
Сайт автора http://www.didurov.ru/

РОК-ПОЭЗИЯ: ДЕСЯТИЛЕТИЕ ЖАНРА

«Рок-поэзия? Что это? С чем это едят? Откуда это взялось?» — примерно так, по словам очевидцев, реагировали на тему моего давнего очерка о рок-поэзии профессиональные литераторы, ничего о ней ранее не слышавшие. Более резко высказался о ней журнал «Наш современник» — тоже по поводу моего пассажа о рок-поэзии в «Комсомольской правде». Примеры настороженности, недоверия и отрицания по отношению к предмету этих заметок мог бы продолжить. Признаем наличие темы хотя бы де-факто: у нас в стране проводятся фестивали рок-поэзии (в одном таком, московском, я участвовал вместе с моей группой «Искусственные дети», исповедующей в своих композициях высокий уровень литературного материала). Боб Дилан известен тем, что свои стихи не только поет в роке, но и издает песни в виде поэтических сборников, получая за них престижные литературные премии, а Элтон Джон стал рок-звездой только после того, как нашел для себя отличного поэта Таупина. Счет звезд и групп, ставящих на хорошую поэзию, можно длить долго; ограничусь упоминанием энциклопедически образованного певца и поэта Джима Моррисона из "Дорз" — его композиции изумили в свое время рок-бомонд яркостью и глубиной поющихся стихов.

Не избежали встречи с прекрасной незнакомкой, рок-поэзией, и наши рокмены. Отношения с ней сложились не сразу и не просто. Тут не нужно забывать, что рок-музыка у нас в стране появилась задолго до рок-поэзии — лет за пятнадцать... Долгое время наш рок был, за редким исключением, безъязыким. Билл Хейли, Элвис Пресли, Чак Берри — вот первые для нас имена. Мое поколение застало рождение рока и его проникновение в нашу страну. По рукам ходили пластинки «на костях», т. е. записанные на рентгеновских снимках. Чей-то череп, чья-то берцовая кость, чей-то таз, ребра... Стоило это рубль, или десять рублей до реформы 1961 года. Мне давали 15 копеек в день на школьные завтраки, я голодал неделю, чтобы купить одну пластинку у спекулянтов, что толклись в ГУМе у отдела грампластинок. Чуть не нажил себе язву, но зато у меня оказались все первые короли рока. Когда же в 60-е годы появился наш рок, он меня сразу не устроил: я почувствовал, что это калька. У «Машины времени» — побольше, у «Скоморохов» — поменьше... Но за всем стояли западные диски, радиоволны — человек наслышанный это легко ощущал.

Принято считать, что «Машина времени» — первая группа которая стала петь осмысленные тексты на русском языке... Но об осмысленности говорить сложно. Первые вещи еще грели: «Сегодня самый лучший день, и знамя реет над полками...» А то, что потом создала «Машина времени», уже стоит в миллиметре от Москонцерта. Причем не всегда слева. Все эти бесконечные машино-временные «паруса надежды», «острова надежды», «корабли надежды», все эти свечи («Пока горит свеча» и т. д.) — неужели не чувствуется, что это матрицы, наработанный жаргон?

В конце концов эта эпоха нашего рока — эпоха-школа, когда «калька» была предпочтительна и необходима,— ушла в прошлое. Но у «кальки» была и есть другая сторона, которая стала со временем выходить на первый план и превращаться в тормоз: ведь «калька» всегда выгодна, так как это работа на массовые вкусы, сформированные звучащим тиражом. То есть рабское услужение сиюминутному успеху, который так важен любому обывателю от искусства. Это поглотило и погубило многих людей, очень талантливых. Так вот, лет семь назад произошел случай, который я определил как водораздел, отделивший время школы от нового времени. Уже были фаны, «задвинутые» на левом, подпольном роке — на «андеграунде», уже были известны Гребенщиков, Майк, Шевчук, Сережа Рыженко с группой «Колесо», а затем «Футбол», «Облачный край». Но основная масса еще жила роком Запада: кто-то «торчал» на коммерческом диско, кто-то, если вкус чуть получше, — на рэггей Боба Марли, кто-то — по-прежнему на «Битлз».

И вот произошло то самое знаменательное событие; выступала, помню, одна московская рок-команда, которая называлась «Лига блюза». Она играла нормальный такой англо-рок. Со вкусом блюз-роки хорошие, рок-н-роллы хорошие, голоса поставлены, техника игры — короче, все там есть. И зал, естественно, тут же был заведен, «встал на уши», запрыгал, все там было. Крики... Я прислушался к тому, что кричат, — меня поразило: народ прыгал, заведенный англо-роком, а кричал: «Давай на русском!» Чтобы десять лет назад, да что там — чтобы еще шесть лет назад орали: «Давай на русском!» — это был бы нонсенс. Это было невозможно. В ресторане «София» Леше Байту (Белову, пионеру столичного англо-блюз-рока) заказывалась только «фирма». Так же, как Кузьмину и Барыкину, зарабатывавшим в московских ресторанах пахнущие жареными цыплятами десятки. И вдруг что-то стряслось.

Наши рок-фаны и рокеры созрели до понимания того, что есть своя страна, есть свой язык, свои проблемы. Прелестное английское бормотание уже не годилось. Так у наших рокеров возникла проблема создания своего национального рок-языка.

Калькирование — это не только пение на английском. Это еще и «подснятие» стилей, мироощущения, школы вокала. Это хорошо для детей — как игрушка: «Надо же, ну прямо как там». Или как вот те же «Звуки МУ» — «Надо же, прямо как с видеокассеты!» Но мы уже не дети в своем понимании рока. Наш рок стал «учиться говорить». И здесь вперед вырвался Ленинград. За счет чего он опередил Москву? Ведь первая волна наших настоящих рок-поэтов: Гребенщиков, Науменко, Цой, Панов, Селюнин — появилась в городе на Неве. Это — школа. Какими корнями она жива?

Корнями глубокой традиции петербургской поющейся поэзии; светской — аристократической, и фольклора, петроградского песенного фольклора, прекрасно развитого там, особенно на фабричных окраинах. У москвича и ленинградца разная культура, разное мышление, совершенно разные исторические корни. Существует московское мышление, явленное в московском языке. И ленинградское мышление — как своего рода мемуарное мышление, оно больше базируется на достижениях петербургской культуры. Ленинградский литературный язык более декоративен, более мемориален — вы послушайте песни Гребенщикова: сплошные трансформированные цитаты из русской печатной и песенной поэзии — сегодняшней и тогдашней. Москва куда более злободневна: тут подписывались основные документы, тут в свое время определялось, сколько стоит рубль на мировой арене, тут решалось все. Поэтому мышление москвича гораздо более оперативно и спонтанно, чем у ленинградца. И все же к русским стихам западный рок с его западными музыкальными ходами не очень подходит. Есть определенные удачи, неожиданные совпадения, но это не меняет картины. Обычно в западном рок-варианте русское стихотворение, будучи задавлено электричеством, выглядит рыбой, выброшенной на берег, — оно задыхается. Для русского стиха электрическое звучание — проблема.

Русская фраза протяжна, русские слова длительны, в отличие от английских, коими легко манипулировать внутри нервического графика музыкальной рок-фразы. На каждый малейший извив рок-фразы английское односложное слово, которое несет в себе целое понятие, реагирует мгновенно. Русские же слова, в основном двух-, трехсложные, это «славянские шкафы». Следовательно, нужно либо рубить шкаф, но тогда это уже не шкаф, а куча досок, либо надо менять мелодическую основу. Мой опыт показал: поиск синтеза русского стиха с рок-музыкальной формой — дело тонкое, не для оголтелых. Рок-мироощущение у наших музыкантов есть просто потому, что все наше время проникнуто этим ощущением, а рок-музыканты — дети времени. Но сложность в том, что выражение этого мироощущения у них часто оказывается шаблонным, «снятым» со всего того, что слышится.

Вопрос: где взять адекватную русским стихам музыкальную форму?

Лучше всего здесь, на мой взгляд, подходят мелодические ходы, основанные на городской русской музыке. Почему так? Рок возник на Западе как продукт жизнедеятельности громадного индустриального города. При том, конечно, в него входят и африканская кровь, и кельтская — от «кантри», и блатная песня — так называемая «тюремная песня» Запада. Но в основном это город. Музыкальное дыхание города именно индустриального — это он дал року ритмику жанра, потому что сам живет по такому же жесткому ритму. Иначе остановится все: коммуникации, транспорт, заводы, полиция — все остановится, если не будет жесткого социального ритма. А рок потому и дитя города, что все это в себя впитал. Русский индустриальный город подарил миру супертечения во всех жанрах искусства, и только почему-то наши рок-музыканты всегда смотрели на Запад. Либо, соблазняемые гонорарами, лауреатствами, пройдошными госмосросрастлителями, рокеры прикидывались ура-патриотами и что называется, лезли за мелодикой на русскую завалинку. Это было чистой спекуляцией на жанре, ведь в нашей деревне рок не водился.

Ловили наш рок где угодно, кроме его единственной естественной питательной среды обитания — городской. Кстати, также в 60-е годы чуть не удушили наш джаз — тоже напяливали на него рубаху с петухами. Мелодика русского города! — вот реальная почва для отечественного рока. И вот в начале 80-х годов крупнейшие наши тогдашние рок-авторы: Науменко, Гребенщиков, Шевчук, Рыженко — спонтанно стали нащупывать эту почву. Повторюсь: западный рок не ответит на все срочные вопросы нашего общества и личности, сложившейся в нем.



В коротких заметках о рок-песне, конечно, всей палитры средств ее не обсказать, но о главном сказать надо: это ставка на слово. Да, выше замечено, что слово сегодня — главный блюститель идеи, как всегда у людей перед большим делом. Но есть причина, лежащая еще глубже. Я убежден, что дорога нашего рока особая, самобытная во многом — это дорога литературы, поющейся в стиле рок. Ведь вообще в основе истинно русского эстетического изъявления традиционно лежит слово. У культуры России уникальная судьба: у нас все имеющие аналоги на Западе светские музыкальные и визуальные формы искусства были надолго придушены сначала золотоордынцами, затем абсолютизмом и церковью. На скоморохов — носителей этого искусства — был объявлен общественный отлов: за голову скомороха платили дороже, чем за убитого волка. Подчас народные инструменты объявлялись атавизмом язычества и уничтожались централизованно. Народу оставили язык, ибо иначе рухнули бы опоры державы — армия, торговля, сыск. И русское эстетическое мышление, русское миропонимание реализовались полностью в языке, в нем найдя единственно возможный выход — выход в литературу. Вот почему Россия— одна из самых мощных литературных держав мира, вот почему фундаментом всех видов нашего национального искусства является слово: сюжетны изначально русский балет и архитектура, крепка литературная основа театра нашего, в большей части и живопись склонна к рассказу, и кино у нас начинали с экранизаций родной литературной классики; со сценариев, написанных большими писателями — вспомним к сему Маяковского, Олешу, Катаева. Потому и ленинградская школа нашего рока пропитана Хармсом, Олейниковым, Введенским, Зощенко, а Александр Градский стартовал с цикла песен на стихи Саши Черного. Рок наш самой судьбой русской культуры ориентирован на слово, на истинную поэзию. Эпоха «текстухи» кончилась быстро — на Макаревиче, с Гребенщикова и Башлачева началась иная.



А что до электрогитар, так традиция исполнения эпоса под музыку, в частности под струнную, насчитывает не одну тысячу лет, просто кифара, лира и гусли не имели еще электричества. Но что было и осталось — это Слово. И отношение к нему. Слово — на всех одно, отношение к нему у каждого свое, а у художника, верного истории века и дня, — эпическое. И таких художников в нашей рок-музыке, как вообще таких людей в жизни страны, — все больше и больше. Так захотел народ, так и повернулась история, и за ними, и вместе с ними — отечественная рок-музыка и ее поэзия. Лично меня это обнадеживает. Тем, что мое поколение, создавшее рок-эпос, не осталось пустоцветом в роще русского искусства и вслед за созданным молодыми киноэпосом 20—30-х годов, за сотворенной молодыми военной поэзией 40-х и молодежной КСП-эпохой 50—60-х — создало свое искусство в 70—80-х годах. Цепь оказалась непрерывна, эстафета молодежного



Казалось бы, чего только не наплодил Запад в мировой рок-музыке! Течения, направления, стили, приемы, не теряя себя, переплетаются в причудливых заимствованиях, создавая непредсказуемые бури и цунами успеха в океане общечеловеческой рок-культуры. И все же в этом мировом музыкальном пространстве есть самостоятельная, общепризнанная наша, отечественная «акватория» — бард-рок. Под свои струны веками пел в России простой народ. Под свои — аристократия. Песенный деревенский и городской фольклор слились в конце пятидесятых нашего века с аристократическим романсом в КСП-культуру — жанр, детище уцелевших интеллигентов-лейтенантов (впрочем, и ефрейторов, и сержантов), огнем спаяных в окопах с людьми всех русских весей и слушавших на привалах, отложив остывшую после «Утра туманного» гитару, какие-нибудь «Страдания» под паленую балалайку из сгоревшей избы. И сразу родившись, КСП-песня, до предела демократичная, была подхвачена послевоенной студенческой молодежью, ценившей в ней честность и откровенность. Но именно в студенческой среде и созревает первая волна отечественного рока, конкурируя с КСП-песней в залах институтских и университетских ДК и взаимообогащаясь в часы досуга на «картошке», в стройотрядах и спортивных лагерях. Факт есть факт: Боб Гребенщиков оканчивал Ленинградский университет, Саша Башлачев учился в Свердловском, Шевчук окончил педагогический, а Сергей Рыженко — консерваторию. Бард-рок — побочный продукт, но из лучших в нашей системе высшего образования. Спасибо, Минвуз 70-х!



Помянута выше и не всуе нищета. Ну, смягчим — небогатство, удел многовековой, постоянный для простого нашего народа. А ведь это питательная среда для уголовно-блатного уклона в быту и мировоззрении, для определенных базисных отношений и такой же определенной надстройки в виде языка, эстетики соответствующей, жизненной философии, романтики челкашизма и духовной жизни в традициях ночлежки на Хитровке (М. Горький «На дне»)… Это шло параллельно сначала, но потом стало сближаться и в 20-х годах соединилось в точку: прежний массовый психоз опрощения и хождения в народ порождал и возвеличивал люмпена, … а общественная мораль от восхищения ворами на сцене революционизировалась до понимания в грабителе и насильнике «социально своего». Беспризорник и вор Мустафа из «Путевки в жизнь» стал народным героем, блатная и разбойная песня — застольной праздничной песней пролетариата (чему с детства был свидетелем автор этих строк).

Прививка этого криминотропного и криминогенного андеграунда чувствовалась в исполнительском имидже народных любимцев: в Утесове, Шульженко, Аркаше Северном, Высоцком, чуется в Розенбауме. Просматривается следующий взаимообуславливающийся ряд исторических явлений (точка отсчета — нищета, она же и постоянный фон явлений): облатнение народа — облатнение культуры — облатнение искусства — облатнение песни. … Во-всяком случае, люмпенизация пролетариата после революции и гражданской войны, отмеченная еще Лениным, сегодня сильнее видна в среде молодежи — а она и рождает панк-рок (возвращаясь к теме разговора). Впрочем, любое историческое или общественное явление больше всегда сказывается на молодых. Это аксиома на стыке всех общественных, наук.

Никто не знает, каким в итоге был бы весь остальной рок в СССР, не прерви большевики естественного развития народной жизни, а значит, и искусства, и не займись они социальным и эстетическим мичуринством в своих политиканских целях. Но до одной стези развития русской песенной культуры они не дотянулись, рукава у ждановских френчей оказались коротки: слишком глубоко в толще народной жизни лежал, пульсировал, наращивался: корень этой традиции нашего искусства, и в нем бродили соки: блатного и тюремного фольклора, песенного массива беспризорников, фабрично-заводская струя и дворовая, как люмпенпролетариатская, так и подростковая. Вот эти силы сложились в мощь, в: какой пробил асфальт и брусчатку наших политических и экономических центров фонтан панк-рока. Он ударил в конце 70-х, он разлился в 80-х широченно, его прихватило морозцем майорского пригляда, но — майор поскользнулся. Ибо панк-рок — это природа здешнего народа (первые-то панки — не Стенька ли с Емелькой со товарищи—люмпены?)...

Граждане! Уважайте панк-рок! Не хотите -— не любите. Но уважайте. Все-таки не чужой. Социально свой.… Вот эти команды: «Выход», «Аквариум», «Футбол», «Зоопарк», «ДДТ», «Искусственные дети», «Гражданская оборона», «Автоматические удовлетворители», «Пластырь», «Кино», «Наутилус-Помпилиус». Нет, не все они — чисто панковые команды, но все испытали влияние панка как явления в той или иной степени (но есть, например, «АУ» — классический панк). …

Я вот все недоумевал долгое время: что это так упорно сторонятся русифицированной рок-музыки лучшие «перья» рок-критики? Почему наше рок-движение явно дистанцируется от поисков синтеза рок-формы с национальной мелодикой? Исключения, конечно, были, и изредка — блестящие (Андрей Мисин, цумбай-шпиль), но до появления Башлачева именно исключения, а после — до омерзения плагиативные поделываются поделки.

Докумекалось до следующих причин. Во-первых, Система за семь с лишним десятилетий своей жизнедеятельности ради оной разлучила народ с его собственным национальным искусством, ибо фольклор всегда был либо равнодушен к Системе, либо враждебен ей (за частушки сажали — они врать не умеют). Вместо истинного фольклора наемники Системы создали суррогат его, но настолько бездарный и уродливый, что народ от него отшатнулся — и остался в сфере национальной эстетики гол как сокол. И при этом из-за перенасыщения слуха и быта фальшивками «под народ» он сам заболел фольклорофобией, подхватил стойкие идиосинкразию и аллергию на все, названное «национальным» и «народным». Острее же всего, как известно, болячками народа болеют его молодые таланты. И музыканты — в первую голову.

Как следствие вышеописанной беды все «народное» по месту конвейерного изготовления ассоциировалось с презираемым «советским». Молодежь в качестве контрприема против этого зафанатела от забугорного, ихнего, не нашего. Изобрела способ сидячей (или стоячей, прыгучей, пляшущей) эмиграции — когда телом тут, а одеждой, мыслями, душой, речью, слухом, зрением — там. Для чего до изощренности довела копиизм (с видеокассет тамошних и клипов) на отечественных рок-концертах: по обе стороны рампы — на сцене и в зале. А куда масса — туда и лидеры, знамо дело, куда паства — туда и пастыри — искусствоведы, не любящие, как и генералы, оставаться без армии. И Россию с ее музыкальными современными поисками, не покидая телесно, покинула своим вниманием рок-критика. У нее в моде, как « у аудитории рока, ходили, да и ходят прозападные копиисты. Это не столько вина наша, сколько беда, но разве от этого легче?

Далее. Печальный парадокс — «западнопоклонничество» в музыкальных молодежных вкусах, угадав их массовость, поддерживали, подпитывали, ширили и углубляли комсомол и КПСС. И не только потому, что, борясь сдуру много лет с проникновением «тлетворного загранишного» рока в свою вотчину, госпарткомса срослась в процессе борьбы с ее объектом, и ничего, кроме прозападного рока за рок уже не принимала. А, главное, потому, что, культивируя у молодых «уход» душой за пределы Родины, они, властители наши, оставляли за собой духовное пространство внутри нее — и владели им поэтому безраздельно. Так они лишали молодежь духовного гражданства — основы гражданственности. Так в своих политиканских целях, ради интересов своей власти они инстинктивно прививали молодежи навык оставлять Родину, а значит, предавать ее при обострении ее материальных и духовных недугов и нужд. Так они выгоняли из страны ее молодой дух, старили ее, ослабляли ее, понижали степень ее опасной для себя сопротивляемости, чтобы потом и кровь ее юную слить по афганским гранитам безнаказанно (в частности). Уж как, к слову, комсомол пестовал тяжелый рок, тотально декорированный под Штаты, перекрывая кислород всему, что не косило под хэви-металл. К чему все это привело — долго голову ломать не надо: страна затоплена несильно замаскированным рок-плагиатом, убогим стилистическим пиратством, скучнейшей вторичностью. На большинстве аранжировок, мелодических конструкций и сценических и вокальных имиджей можно смело ставить штамп уценки «б/у»— бывшее в употреблении. Обноски. Зачерствелые крохи с чужого пиршественного стола. Нищенское подобострастное лизоблюдство в той самой сфере, которая и была когда-то создана ненавистью к стандарту, стремлением к свободе, заносчивой молодой гордыней — в сфере рок-музыки. В результате мы забыли, что самих Иванами зовут. Да еще и чистоганом за это берем — сегодня «под фирму» карячиться финансово супервыгодно. За это платят, и плата велика. Заброшенность и глухое забвение своей корневой культуры при узколобом недопонимании культуры иноземной — вот размер платы. Вот основы наживы нынешнего отечественного менеджмента в совковом шоу-бизнесе.



В конце 70-х, — самом начале 80-х годов совесть была основой жанра, но поскольку по природе своей совесть единолична и самодельна, индустриальное нынешнее бытие рок-жанра из практики ее вытолкало. Как только жанр стали пасти и холить дяди и тети с портфелями и госокладами, то бишь представители Системы, жанр начал богатеть, обарахляться аппаратурой и машинерией, но на глазах — попсоветь и тупеть. Бутусов выразился мягче: «Сейчас мы более спокойны». Это о нынешнем репертуаре «Нау». Да ведь кто не заметил в тех дядях и тетях, в той Системе способностей к волшебству, обратному способности царя Мидаса. Мифический царь все, к чему прикасался, превращал в золото. А Система и ее служаки своим прикосновением все, включая и само золото (особенно — золото в переносном смысле!) всегда превращают в ... Ну, в кое-что другое. Но зато! Массово! Индустриально!


Natasha 16 марта 2004 13:41
E-mail
Размышления Алексея Дидурова о направлениях и истоках рок-музыки из книги "Солдаты русского рока"

Все это, конечно, очень интересно. Но теперь давайте посмотрим на творчество этого "рок-поэта".

ВИА "Добры молодцы"
Прощальный вальс (А. Флярковский - А. Дидуров)
Стрижи (А. Флярковский - А. Дидуров)
Что придёт (А. Флярковский - А. Дидуров)
Бабочки летают (А. Флярковский - А. Дидуров)
Посмотри на меня (А. Флярковский - А. Дидуров)
Первый дождь (А. Флярковский - А. Дидуров)
Сентябрьская мелодия (А. Флярковский - А. Дидуров)

Мирдза Зивере
Пробуй (З.Лиепиньш - А. Дидуров)

ВИА "Ариэль"
Вечерний Разговор (Ю. Лоза - А. Дидуров)


Не знаю кого как, а меня такая "рок-поэзия" совсем не впечатляет. Уж во всяком случае это ничем от штампов "Машины времени" не отличается.


(Сообщение отредактировал Natasha 16 марта 2004 13:54)

Mikhail 16 марта 2004 13:49
E-mail WWW Первоначально я хотел изъять из опубликованного фрагмента все имена и названия, чтобы не отвлекать вас от размышления над словами думающего и знающего человека. Не хотелось мне чтобы тема свелась - к банальным - асудьикто и самдурак

Natasha 16 марта 2004 13:57
E-mail
к банальным - асудьикто и самдурак

А дело не в этом. Можно не упоминать имена и названия. А дискография Алексея Дидурова приведена выше.

Mikhail 16 марта 2004 14:01
E-mail WWW Эта дискография ничего не поясняет к опубликованному фрагменту. Лучше скажи, что ты сама думаешь о прочитаном.

Natasha 16 марта 2004 14:04
E-mail
Лучше скажи, что ты сама думаешь о прочитаном.

Все, что я думаю, я уже изложила выше. Больше я ничего не думаю.

Переход к теме
<< Назад Вперед >>
Несколько страниц [ 1 2 3 4 5 # ]